IFMCart_sessioменестрельглавная
  ifmc галлерея новости пресса отзыв архив
 
«Витебский
курьер»
 

… Три дня в Витебске, почти 4 тысячи зрителей пытались постичь язык танца, который каждый год обогащается новой лексикой. Неизменный гость фестиваля – Пермский Государственный театр «Балет Евгения Панфилова» – подарил самой чуткой и умной публике мира, по определению художественного руководителя театра Сергея Райника, «Болеро» на музыку Равеля, своеобразный гимн мужскому телу, и развеселил «Вальсами для помутненных рассудком». Хореографическая компания «Эксцентрик-балет» из Екатеринбурга под управлением Сергея Смирнова, обладателя престижной российской награды в области театрального искусства «Золотая маска'2002», осчастливила нас премьерой удивительно трогательного спектакля «Тряпичный угол».

В Национальном конкурсе приняли участие двенадцать коллективов из Витебска, Гродно, Гомеля, Минска, Орши. Каждый из них представил по две и более хореографических работ. В рамках конкурса прошли три мастер-класса, которые провели хореографы Инн Асламова, Ольга Захарченко и Дмитрий Куракулов. В этом году вместо Международного жюри работал экспертный совет. Среди экспертов была критик танца, преподаватель Вильнюсской музыкально-театральной Академии Вита Мозурайте. Она часто бывает на самых престижных в мире конкурсах и фестивалях современной хореографии. Поскольку в Витебске Вита Мозурайте впервые, было интересно узнать ее свежий и профессиональный взгляд на наш Национальный конкурс:

- Для меня было открытием, что в Беларуси есть такой сильный современный танец, родившийся за очень короткое время. Об этом могут только мечтать многие страны мира. Но избежать ошибок не удается никому. Как эксперт могу сказать, что уровень конкурса хороший, хотя название ему можно дать «Все о том же». Надо пройти все этапы становления, чтобы понять, что к чему. Сегодня от радости, что на сцене может танцевать любой, берут любого и пытаются из совершенно неподготовленных людей сделать совершенство через хореографию, а тело-то молчит. Многие ваши хореографы работают великолепно, но повторяют те же ошибки, которые делают начинающие, вышедшие из балета, фольклора или гимнастики: красивые позы, жесты, а за этим - ничего. Грустно. Еще одна распространенная ошибка женщин-хореографов – когда тема работы, ее идея - это страдание, мол: «Смотрите, как женщины тоскуют по любви! Мне себя жаль, а никто не видит!». Это всегда было, есть и будет – женщина так устроена. Не стоит так открыто и глупо показывать это на сцене. И нельзя вести речь о национальных особенностях белорусской современной хореографии, ее корни - славянские. Если говорить конкретно о том, что было здесь на высоком уровне, то следует выделить работу педагога отделения современного танца детской хореографической школы из Гомеля Инны Асламовой. Она умело управляет пространством и музыкой, а ее дети – настоящие жители сцены, и все, что они делают - делают умно, а это так редко. Прекрасная идея миниатюры Алексея Литвина «Сам А л ё тчики» - это как бы отголоски ранней Багановой и намеки на раннего Панфилова. У Литвина очень мужская хореография и есть театр - это радует, но исполнительское мастерство отстает. Миниатюра «Ревность» – ироничная и очень грамотная работа хореографа Дианы Юрченко. Она - жемчужина конкурса. Думаю, что белорусский современный танец вскоре дорастет до уровня российского, эстонского или литовского, то есть перепрыгнет через технику и дойдет до театра танца, к чему уже сегодня подошла Европа, где самая яркая звезда - это немка Пина Бауш, у которой впереди идет театр, а за ним – танец с хорошей хореографической школой.

Татьяна Котович

Как бы ни требовало наше время предельно рационального отношения к любому конкурсу, фестиваль IFMC все равно остается праздником, и относятся к нему в Витебске только как к празднику. На концерты и просмотры собираются полные залы, у каждого приехавшего коллектива есть свои поклонники, всегда именно зал либо принимает, либо остается равнодушным к каждому новому участнику. Так складывалась история взаимной привязанности Витебска и пермского хореографа Евгения Панфилова. Он ни единого раза не завоевал на конкурсе IFMC первого места, не был отмечен Гран-При, но витебская публика навсегда останется самой благодарной поклонницей его таланта, и балет Евгения Панфилова каждый год приезжает в Витебск, и каждый год его встречают здесь овацией.

Сцена Культурно-делового центра видела пароксизмы постмодернизма западноевропейского современного балета и различные методики, проявления разных хореографических школ. Видела и предельную сконцентрированность китайской современной хореографии.

Сцена Культурно-делового центра узнала многие теперь знаменитые имена хореографов, среди которых утонченный эстет Николай Огрызков, великолепный “Графический балет” Геннадия Песчанова... Сергей Смирнов только в прошлом году появился на фестивале и сразу завоевал свое место в сердцах здешних зрителей. На этот раз Смирнов приезжал в качестве члена экспертного совета конкурса, а его коллектив – участником гостевой программы, в которой был показан данс-спектакль “Тряпичный угол”, трагикомический, милый, марионеточный, очень напоминающий маленьких людей Гоголя.

Номинации, в которых в этом году состязались конкурсанты, были следующие: “Школа”, “Педагог”, “Хореограф”, “Произведение”, “Исполнительское мастерство”, “Артист”, “Дебют”. Лидером стала Инна Асламова, которая получила призы в трех номинациях. Программа, показанная Инной с участием учеников отделения современного танца детской хореографической школы Гомеля, была чудесной, элегантной, искренне-простой и с отличным вкусом. Мастер-класс по теме “Современная хореография. Вводные занятия”, Инна Асламова провела весьма профессионально. А одноактный балет “Зима пропала”, поставленый для группы “Квадро”, напоминал сценическое мышление Багановой, постановочные элементы Панфилова, однако в совершенно самостоятельной интерпретации. Можно констатировать, что на поле современной белорусской хореографии есть хороший, умный ученик, который стал уже настоящим педагогом.

Часто на предыдущих конкурсах приходилось слышать, что белорусской современной хореографии на самом деле нет, позже – что она очень слабая и по мышлению и по исполнительской технике. Теперь такого уже не скажешь. Танцовщики повзрослели, вошли в некое общее течение со своими проектами. Их воспитал и дал им дорогу витебский фестиваль. А между тем, это было вовсе не так легко. Собрать 17 фестивалей, сберечь IFMC – единственный в своем роде – на постсоветском пространстве, выпестовать национальные коллективы, создать настоящую школу, завоевать высокий статус и безукоризненный авторитет – это уже, согласитесь, слава!

Вита Мозурайте, Вильнюс, 10 декабря 2004 г.

Семнадцатый фестиваль современной хореографии, проходивший в Витебске 26-28 ноября 2004г., меня приятно удивил. Во-первых, я никак не ожидала увидеть здесь такое количество хореографов, работающих в области современной хореографии. Во-вторых, что в Белоруссии современной хореографии присущи самые разные стили – вплоть до авангардного абстракционизма. В-третьих, кажется, что современная хореография в республике прогрессирует семимильными шагами и в некоторых аспектах догоняет Западную Европу и Россию.

Самую большую часть своих симпатий я отдаю организаторам фестиваля и его Душе – Марине Романовской. Спасибо ей и всем неустающим.

Среди хореографов хочу выделить Инну Асламову. Она – великолепный педагог и исключительно интересный хореограф. Так хорошо подготовленных детей, как в отделении современного танца Детской хореографической школы г. Гомеля под руководством Инны Асламовой я нигде не видела. Каким-то способом она достигла того, что ее ученики танцуют уверенно и синхронно, удивительно чувствуя музыку (что обычно можно увидеть только на выступлениях учащихся балетных школ), но вместе с этим девочки эти гораздо живее, естественнее, не так скованы и академичны, как будущие танцовщицы. Они буквально проживают каждую ноту, очень четко исполняя движения и в то же время не теряя естественности, радости танцевания. Очень ярким и трогательным мне показался номер «Единственный зритель», полон очень тонко прочувствованных мечтаний маленькой девочки. Удивительно! Ни одного ненужного движения, никакого вычурности, любования собой. Браво!

Также очень интересным мне показался другой номер Асламовой – «Зима пропала» – авангардный, задорный, продуманный, в котором полно намеков и исканий. Однако, мне показалось, что в этом спектакле Инна Асламова боялась быть понятой, легко понятой, боялась, что ее мысли могут быть схвачены за хвост, и поэтому иногда слегка перестаралась, обращая слишком много внимания на детали, а не на саму концепцию, подбор музыки, хореографическое решение некоторых эпизодов. Но эти небольшие ошибки не испортили впечатления.

Также хочу несколько слов написать об Ольге Лабовкиной. Она показала всего лишь один номер, но и по нему становится ясно, что О. Лабовкина может стать сильным и интересным хореографом. Ее «Мечты рыжего человечка» – это тихое и очень сосредоточенное путешествие в самое себя. Правда, мне показалось, что она немного забавляется своими гимнастическими возможностями, но вся композиция номера была построена так, что идея и слегка притушенная эмоциональность слились воедино с выразительностью лица, тела и движений. О.Лабовкина тонко прочуствовала музыку и буквально прожила весь свой номер как мы проживаем сон.

Несколько слов и о Диане Юрченко. Если ее «Жажда» – немного прямолинейный, избегающий каких-либо метафор, напоминающий заказной номер на какую-нибудь памятную дату, то «Она» было уже куда более зрелое произведение, а «Ревность» – просто маленький шедевр, одна сплошная, ярко выраженная и превосходно исполненная метафора.

Спасибо всем, любящим современный танец и делающим все, чтобы это искусство развивалось в Белоруссии.

Елена Павлова,
«Витебский курьер», № 92 от 30 ноября 2004 г.
 

 

 

«DANCE MAGAZINE»
 

В октябре нынешнего года в американском « Dance Magazine » вышла статья члена секции критики IFMC '2003 Венди Перрон. После раздумий, решено разместить её в настоящем отчёте, исходя из даты опубликования.

“БЕЛОРУССКАЯ РУЛЕТКА”, DANCE MAGAZINE, N ew Y ork , октябрь 2004

Конкурсы по хореографии, которые в Соединенных Штатах не имеют широкой популярности, в других местах играют значительную роль для начинающих хореографов. Молодой хореограф в Европе или в России, который хочет добиться успеха, должен сначала привлечь к себе внимание на конкурсе, таком как платформа Баньоле недалеко от Парижа, Международный фестиваль хореографии в Ганновере, Германия, или Золотая Маска в Москве. Один только Баньоле выпустил» таких больших артистов, как Филипп Декуфле, Маги Марен и Анжелен Прельжокаж, а Ганновер дал нам Марко Гекке.

Одним из старейших конкурсов хореографии является Международный Фестиваль Современной Хореографии в Витебске, Беларусь, на родине художника Марка Шагала. Основанный в 1987 году «пионеркой» Мариной Романовской, он знакомил публику с модерном, пост-модерном, мультимедиа и хип-хопом задолго до того, как крушение Советского Союза открыло двери для культурной информации с Запада. Фестиваль «взрастил» таланты трех несомненно оригинальных и стопроцентно «современных» хореографов: Ольги Пона из Челябинска, москвича Саши Пепеляева и Татьяны Багановой, руководителя екатеринбургского танцевального театра «Провинциальные Танцы», гастролирующего по всему миру. (Все трое были участниками АДФ этим летом, и один из обозревателей отметил влияние Шагала на Баганову.) Кроме того, витебский фестиваль зажег звезду покойного Евгения Панфилова, одного из первых модерн-хореографов в России. Уроженец Перми, родины Дягилева, он был настоящим кумиром витебского фестиваля, и поэтому после его гибели был учрежден специальный приз Панфилова, присуждаемый наиболее многообещающим молодым хореографам.

В прошлом ноябре, когда более чем 25 компаний собрались на фестивале, два признака указывали на то, что танец здесь более востребован, чем в Соединенных Штатах. Во-первых, местная пресса широко освещала событие, а во-вторых, не было недостатка в мужчинах-хореографах и танцовщиках. По моему мнению, одной из самых сильных на конкурсе была работа компании «Тад», группы из трех мужчин и одной женщины из Гродно. В миниатюре «Дым Буэнос-Айреса», поставленной хореографом Дмитрием Куракуловым, мужчины в полувоенных плащах, потягивали сигареты, в то же время вращая, подбрасывая и переворачивая, в общем, всячески истязая темпераментную и немного вздорную женщину в облегающем зеленом платье. В танце чувствовался ум, самоирония и дерзость, что всегда доставляет удовольствие публике.

Во внеконкурсной программе открытия фестиваля были представлены MovesPerMinute, изобретательная шведская хип-хоп группа; похожее на сон «Ожидание» Челябинского Театра Современного Танца, хореография Ольги Пона; и серия откровенно «коммерческих» зарисовок Панфилова, навеянных мюзиклом «Призрак Оперы». Фестиваль включал мастер-классы по модерну, джазу и хореографии. Призы достались коллективам из Эстонии, Польши, России, Германии и Китая. Приз Панфилова получил Сергей Смирнов за искусно сделанный балет, изображающий пациентов в психушке. Приз секции критики был присужден Московскому Камерному Балету, который показал мощную версию «Весны священной» Стравинского, поставленную французским хореографом Режисом Обадья. Специальную премию вручили танцовщице и хореографу Лике Шевченко, блестяще исполнившей Избранницу.

Ведущие специалисты из Польши, Литвы, Германии, Финляндии, России, Китая и Ирландии составляли жюри и группу критиков, которая должна была присудить специальный приз. Поскольку никакого очевидного критерия для оценки хореографии не существует, судейство неизбежно становится более субъективным, чем оценка исполнительской техники. Горячие дискуссии, иногда одновременно на нескольких языках, очень оживляли заседания.

Лариса Барыкина, координатор секции критики, объявляя об открытии, сравнила 16-летний фестиваль с подростком, проходящим через все болезни роста. Высказывалась некоторая тревога за то, что уровень хореографии не так высок, как в предыдущие годы, что было бы не удивительно для постсоветского региона, все еще ищущего пути к своей культурной самоидентификации. Но те отрывки, которые были показаны в заключительном гала-концерте, режиссированном М. Романовской, продемонстрировали, что опасения были напрасны, и никакого недостатка экспрессии, профессионализма и страсти не наблюдалось.

На хореографических конкурсах индивидуальные исполнители, как правило, не отмечаются. Однако, по крайней мере три танцовщика оставили неизгладимое впечатление. Сергей Райник, солист Балета Евгения Панфилова, с готической двуполой внешностью, был одновременно нелеп, комичен и прекрасен. Великолепный исполнитель, удивительно пластичный и тонкий, он танцевал с каким-то сладострастным отчаянием и едва скрываемой яростью. Тиина Оллеск, эстонская танцовщица из Fine Five Dance Theatre, один из авторов дуэта, получившего приз, восхитительно владеющая своим худощавым благородным телом, придавала самым обычным жестам элегантное величие. И еще Владимир Голубев из компании Ольги Пона, с выразительной длинной шеей, печальным лицом и разлетающимися ногами, обладающий способностью глубоко врезаться в память и воображение. Он привнес экзистенциальное спокойствие в «Желтые страницы», удостоенную приза пьесу-коллаж, поставленную хореографом Александром Гурвичем, также из Челябинского Театра Современного танца.

Участие в хореографических конкурсах – занятие не для каждого. Всегда есть опасность, что хореограф начнет угадывать, что хочет видеть жюри, и это заставит его свернуть с пути истинного (который, впрочем, тоже далеко не ясен). Надо сказать, что культурное многообразие, как среди членов жюри, так и среди участников вполне может противостоять такой тенденции. Так в Витебске я с радостью увидела множество различных стилей и хореографических подходов.

Венди Перрон, главный редактор журнала “Dance Magazine”, дала несколько мастер-классов и приняла участие в работе секции критики фестиваля. Ее поездка была профинансирована фондом Dance Theater Workshop's Suitcase.

  вверх